Интервью с Торбьёрном Хиршем — автором оригинального лого LAKE OF TEARS

 

В этом году LAKE OF TEARS сделали новые футболки, а также переиздали свою первую студийную демо-запись 1993 года на виниле. На футболках и пластинке изображен первый логотип группы, который помимо «Demo 1 ‘93» размещен также на обложках классических альбомов «Greater Art» и «Headstones».

При этом,  мало кто знает автора оригинального логотипа LAKE OF TEARS – Торбьёрна Хирша (Torbjorn Hirsch). Нам удалось связаться с Торбьёрном и немного поговорить о истории создания логотипов LAKE OF TEARS и FORSAKEN GRIEF. 

– Привет! Как мы знаем, в 90-х ты жил в городе Буросе. Расскажи немного о том, какой была металическая тусовка этого города в то время…

– Ну, Бурос – не очень большой город, там около 90 тысяч жителей, так что я не уверен, что его можно назвать «сценой» чего-либо. Большие группы находятся в Гётеборге. Лично я познакомился с хэви-металом при помощи брата, который старше меня на два года. Вообще говоря, это было не по моей воле, потому что всё, что он слушал, было слышно на весь дом, так что я прослушал достаточно много хэви-метала, но с моей стороны не было активного интереса. Большинство групп, которые выступали в Буросе в то время, в основном были гаражными, включая LAKE OF TEARS. В центре города существовал молодёжный клуб под названием «Rockborgen» («Каменный замок») – большая викторианская вилла, где репетировало много местных групп, там же организовывались и концерты. Изнутри вилла отделана деревянными панелями, выкрашенными в чёрный цвет. Полагаю, и FORSAKEN GRIEF и LOT репетировали там, но лучше спросить об этом у них. В то время они ходили в так называемую старшую школу, по-шведски это называется «gymnasium».

– Слышал ли ты, как они играют?

– Не могу вспомнить. Я ходил на несколько концертов в «Rockborgen», но не помню, что это были за группы – возможно, среди них были и они, не знаю.

– Первым, с кем ты познакомился, был Йохан (Johan Oudhuis). Он к тому времени уже играл в FORSAKEN GRIEF или MORIBUND?

– Он был другом моего брата и они часто зависали в комнате брата, слушая музыку. Теперь, когда ты упомянул, я припоминаю MORIBUND – крутое имя для группы…

– Ты нарисовал логотип и обложку для FORSAKEN GRIEF… Расскажи об этом. 

– Да, я уже и забыл о FG, когда ты связался со мной, но вспомнил, когда увидел обложку. Йохан спросил, хотел бы я это сделать, также у них были некоторые идеи относительно того, что им могло бы понравиться. Он показал мне логотипы нескольких групп, которые выглядели так, как им нравилось, и я сделал пару набросков, чтобы он их прокомментировал. Потом я делал несколько более тщательно проработанных эскизов в течение следующих дней до тех пор, пока группа не утвердила финальную версию. Что касается обложки, то, наверное, у них просто была мысль о зомби, выползающих из озера. Я нарисовал основной мотив чёрным маркером и корректором – им понравилось, и вряд ли были какие-то альтернативные версии. Я был приятно удивлён, когда впоследствии увидел эту обложку на юбилейном виниловом издании.

– Почему они обратились к тебе? Было ли тогда рисование твоим хобби?

– Йохан и Томас (Thomas Josefsson, ex-FG, EVOCATION) были и остаются друзьями моего брата. Они могли быть одноклассниками в младшей или старшей школе. По крайней мере, они ходили в одну и ту же школу, что и я, но были на год или два старше. Они попросили нарисовать лого, потому что знали, что я хорошо рисую. Я играл во множество ролевых игр в те времена, к примеру, в хоррор-игру «Культ», которая в некоторой степени была вдохновлена серией фильмов «Восставший из ада». Мне нравилась атмосфера мира этой игры. Обычно я был «мастером игры» – тем, кто создаёт и описывает обстановку и происходящее с персонажами, так что моим порталом в мир фэнтези и хоррора были скорее игры, чем фильмы, книги и музыка. Думаю, по крайней мере, несколько участников FG и LOT тоже любили эти игры, и я знаю о том, что Йохан коллекционировал хоррор-фильмы на видеокассетах.

– В 1993 ты сделал лого для LOT…

– Да, это мог быть и 92-й год. Думаю, процесс был примерно таким же, как и с лого FG. Не знаю, вдохновило ли их что-то конкретное в этот раз. Йохан просто рассказал об идеях, которые были у них на уме. Это было до эры интернета, так что, полагаю, я отыскал готический шрифт в книге и придумал «завитки».  Помню, как думал, что это выглядело необычным для того, каким я считал этот жанр, поскольку те логотипы, что я видел до этого, были более «рваными», экспрессивными или агрессивными, как лого FG. Каменные буквы на заднем плане определённо смотрятся брутально, в то время как готические буквы выглядят продуманно и утончённо. Но я не уверен, что слышал их музыку к тому времени. Теперь же, когда я слушаю их, это обретает смысл.

– Ты упомянул Йохана. Был ли ты знаком с Даниэлем (Daniel Brennare) и Микаэлем (Mikael Larsson)?

– Я узнаю лицо Микаэля, думаю, он ходил в ту же самую школу. Возможно, и Даниэль тоже, но я не уверен.

– Ты сделал рисунок для футболки LOT. Кто обратился с этой просьбой и какой была концепция?

– Это также был Йохан. Он довольно часто заходил к нам в гости, так что это было удобно. В этом случае они вдохновились иллюстрацией из литературной РПГ. Не помню, какой именно и как в точности она выглядела, но основная идея была схожей. Не знаю, считали ли они, что изображение выглядит круто, или же это была отсылка к какой-то песне.

– В этом году LOT впервые выпустили футболки с оригинальным логотипом группы. Также в этом году впервые было переиздано «Demo 1 ‘93» на виниле. Твоя работа обрела вторую жизнь после долгих лет. 

– Я только могу сказать, что это очень здорово. Я не знал, что LOT создали так много музыки и были активны так долго. Было приятным сюрпризом обнаружить это и, разумеется, увидеть старый логотип вновь.

– FG, LOT. Кто ещё обращался с просьбой помочь?

– Насколько помню, я не рисовал логотипы для групп ни раньше, ни позже.

– Связал ли ты свою жизнь с творчеством? Я видел твои работы на deviantart.com. «A post-apocalyptic childhood I & II» – они красивые и пугающие одновременно. 

– Ох, ты нашёл это, спасибо. Я долгое время ничего туда не загружал, но какое-то время размещал там свои работы. Да, в некоторых из тех картин немного прослеживается тематика хоррора и фэнтези.

– Искусство для тебя – хобби или работа?

– Это хобби, хотя мне оно отчасти пригождается, так как сейчас я изучаю архитектуру. В качестве хобби сейчас я в основном пишу, а не рисую, но если бы у меня было больше времени, то делал бы это чаще. Я работал клиническим психологом, но после сильного выгорания решил сменить профессию.

– Какую музыку ты сейчас слушаешь?

– Что касается жанра, то у меня всегда был эклектичный вкус, я скорее искал не жанры или музыкантов, а определённые качества – чувства и образы, которые вызывает музыка, в частности способность музыки «телепортировать» слушателя, а в самом лучшем случае вызывать возвышенные, сверхъестественные ощущения. Если бы я приводил примеры, то они выглядели бы слишком рандомно или было бы нужно долго разглагольствовать об этом… 

– Я знаю, что в 1992 году ты был в России. Как это получилось и что тебе запомнилось из поездки? 

– Мы с другом посещали вечерние курсы русского за год до этого, и эта поездка, длящаяся несколько недель, была летним языковым курсом во Владимирском университете, совмещённым с экскурсиями. Это был необычный, но славный опыт.  Мы жили в студенческом общежитии с несколькими русскими студентами и там было много «Русской водки», разлитой в бутылки из-под газировки и «Советское шампанское», оно в то время было очень дешёвым в пересчёте на шведскую валюту. Русские студенты были очень приятными и дружелюбными, впоследствии мой друг довольно долго переписывался с несколькими из них. Общежитие было в плачевном состоянии, сантехника регулярно забивалась и вода стекала сквозь потолок в ванной, заполняя плафоны ламп, так что мы были вынуждены прорезать дыры, чтобы опустошить их. Владимир – восхитительный город. В центре есть большие высотки в стиле брутализма, в то же время исторический центр города практически сказочный, там деревянные дома и маленькие церкви в конце каждой улицы. Там, куда мы ходили на обед возле университета, была современная, но уютная атмосфера маленького городка 60-х, немного в духе фильмов Уэса Андерсона (Wes Anderson). К примеру, я помню звёзды на трамваях; полагаю, для русских они значили что-то иное, но с чисто эстетической точки зрения это выглядело красиво. Архитектура некоторых общественных зданий, построенных в 70-х – 80-х годах, нравится мне до сих пор, а также статуи, мозаика, и тому подобное. Можно заметить, что внимание к эстетической составляющей общественных зданий в Швеции было проявлено только в 40-е и 50-е годы.  Из экскурсионных поездок, которые у нас были, я частично запомнил усадьбу Абрамцево, определённо очень уютную и сказочную, как картины Ивана Билибина. Перед тем, как уехать домой, я купил несколько книг с иллюстрациями Билибина и несколько записей русского мужского хора, Владимира Высоцкого и русской рокабилли группы… И несколько странных виниловых бутлегов LED ZEPPELIN и других групп…

– Почему ты начал изучать русский? Есть ли у тебя какая-то связь с Россией?

– Я не помню конкретных обстоятельств, но учитель в Буросе был русским, и мать девочки из команды по плаванию, в которой я был, тоже. Жаль, что я забыл почти всё, кроме, может быть, алфавита… Между прочим, можно сказать, что у меня есть что-то вроде связи с Россией в том смысле, что мои далёкие предки принадлежали к бедному дворянскому роду «фон Хирш», который проживал в тех местах, где сейчас Калининград. Там до сих пор стоит крошечный замок, который принадлежал семье в 16-18 веках. Теперь, думаю, там либо есть, либо было что-то вроде музея. Видимо, его использовала Красная армия во времена Второй мировой, и, хоть территория вокруг подверглась мощной бомбардировке, сам замок выстоял войну. Я там никогда не был, но был бы рад когда-нибудь туда съездить. Это никак не связано с изучением русского, впрочем. Брат рассказывал мне, что LOT были популярны в России. Меня поразило, что есть, видимо, определённый культурный резонанс между северными странами и Россией, который может быть заметен, например, по хэви-металу. Возможно, это удручённость и меланхолия, причиной которых становятся длинные, тёмные зимы, ха-ха. Те величественные мужские хоры не так далеки от музыки LOT, когда думаешь об этом. Также можно сравнить сказочные иллюстрации Билибина с иллюстрациями шведского художника Йона Бауэра (John Bauer) или норвежца Теодора Киттельсена (Theodor Kittelsen), у них всех есть схожая тёмная и нагнетающая атмосфера.

– Большое спасибо за ответы, Торбьёорн! И добро пожаловать в Россию снова! Будем рады тебя видеть

– Я бы с огромным удовольствием снова приехал в Россию, и я точно рано или поздно это сделаю. Это потрясающая страна с интересной историей! Большое спасибо, парни! Это было здорово, пока!

Интервью: Андрей Хохленко, Борис Родионов. Перевод: Люба "Цианид"

VN:F [1.9.22_1171]
Rating: 8.1/10 (10 votes cast)
Интервью с Торбьёрном Хиршем - автором оригинального лого LAKE OF TEARS, 8.1 out of 10 based on 10 ratings

Share news

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>