Грибная пора

 

Музыка этой шведской группы скажет гораздо больше, чем можно выразить словами, и любой, кто читал интервью с лидером группы Даниелем Бреннаре, очень хорошо это знает. Но, тем не менее, музыка оставляет без ответа столько вопросов, что мы не могли не воспользоваться случаем и не поговорить с музыкантами еще раз. Поводов для этого хватало – в сентябре 2006 года ветераны шведской готик-дум-сцены приехали в Москву во второй раз, и между двумя концертами группа давала пресс-конференцию в клубе “Тоннель”. К счастью, на этот раз Даниель и барабанщик Йохан Оудхиус оказались более разговорчивыми, чем обычно, и рассказали о своих впечатлениях о России, отношениях со звукозаписывающими компаниями, а также о новом, еще не вышедшем альбоме, который увидит свет лишь в следующем году…

Довольны ли вы вчерашним концертом? Как бы вы его сравнили с тем, что вы отыграли полтора года назад в клубе “Точка”?

Даниель: Мы очень довольны концертом, ваши фэны – это просто фантастика! Были небольшие технические неполадки на сцене, еще какие-то накладки, и они, возможно, повлияли на общее впечатление. Если же сравнивать этот концерт с предыдущим московским шоу, то я думаю, что в первый раз в зале было своего рода волшебство. Вчерашнее выступление, на мой взгляд, было не таким волшебным. Но у нас впереди еще один концерт, и я думаю, магия вернется.

Шапки в форме грибов на протяжении нескольких лет были вашим неотъемлемым сценическим атрибутом. Тем не менее, вчера вы их не надели. В чем причина? И что они символизируют?

Даниель: Мы уже отыграли много концертов до того, как у нас появились эти шапки, они всего-то пробыли у нас всего около года. А потом у нас состоялся просто потрясающий концерт в Бухаресте, где все было настолько классно, что я выбросил шапку в толпу фэнов. На самом деле, я не знаю, что символизируют эти шапки. Мы своего рода “грибная группа”, начиная с первого альбома, у нас всегда были грибы, они очень необычные, в них есть какая-то магия, и поэтому они очень хорошо вписываются в нашу атмосферу, которая представляет собой сочетание темного и психоделического аспектов. Лучшего для нас и не придумаешь. И сейчас на каждом нашем концерте есть хотя бы один человек в шапке-грибе, так что я думаю, мы просто передали традицию ношения таких шапок нашим фэнам. (Тем не менее, шапки снова появилась и на сцене в Санкт-Петербурге, во время последнего шоу группы в рамках российско-украинского тура – прим. авт.)

Когда вы составляли сет-лист для турне в поддержку “Black Brick Road” (2004), вы говорили, что ориентировались по большей части на собственные вкусы и поэтому играли в основном новые песни. А чем вы руководствуетесь, составляя сет-лист для нынешних шоу?

Даниель: Конечно же, мы должны уважать вкусы наших фэнов. Но в то же время, нужно, чтобы и группе было комфортно исполнять эти песни, чтобы можно было по максимуму вложить в них свою энергию. Ведь львиная доля успеха зависит именно от энергии – ты отдаешь энергию публике, публика ее тебе возвращает, и если ты не чувствуешь такого “обмена”, когда исполняешь материал, то ты никогда не поднимешься до нужного уровня.

Йохан: Вчера мы сыграли песню с первого альбома (“Greater Art”, 1994), которую не играли уже лет 10. Но так как многие фэны просили нас ее исполнить, только ради них мы это сделали.

Когда вы вернулись после перерыва в несколько лет, вы говорили, что испытываете потрясающие эмоции от пребывания на сцене. А что вы чувствуете сейчас во время концертов? Утихли ли со временем эти чувства?

Даниель: Когда делаешь такой длительный перерыв, то привыкаешь к абсолютно другому образу жизни, поэтому в первый раз, когда мы после перерыва вышли на сцену и начали играть, ощущение было такое, что мчишься на машине со скоростью 100 км/ч прямо навстречу каменной стене. Но сейчас, когда мы отыграли уже несколько концертов, ощущения становятся все лучше и лучше. Сейчас мы как бы снова “врастаем” во все это, и играть концерты нам уже легче, чем раньше. Мы чувствуем себя куда более спокойно и можем быть более откровенными. Новые группы стараются следовать определенным стандартам, нам же этого делать не нужно, мы делаем то, что нам хочется. Каждый шаг, который мы делаем, нам удобен, мы делаем то, что хотим. Сейчас нам очень нравится давать концерты, а раньше нам больше нравилось работать в студии.

Не так давно стало известно, что вы ищете искали клавишника, который бы на ваших концертах играл на хаммонд-органе. Вы уже бросили эту идею, или же вы все еще в поисках?

Йохан: Мы нашли клавишника… очень маленького клавишника! (Смеется).

Даниель: Я думаю, что поиски еще не окончены. Клавишные стали очень важной частью нашей музыки, поэтому было бы здорово найти живого клавишника, который смог бы с нами выступать. Но группа в данном составе существует на протяжении уже стольких лет, мы вместе росли, мы как одна семья, поэтому нам очень трудно принять в состав кого-то еще. Но я думаю, когда-нибудь это случится, я правда не знаю, когда именно – может, через один год, а может, через 10. Время покажет.

А как насчет вашего второго гитариста Магнуса Сальгрена? На протяжении нескольких лет он участвовал в записи ваших альбомов, а также выступал с вами, но, тем не менее, до сих пор он лишь сессионный музыкант…

Даниель: Он уже полноправный участник группы. Мы работаем с Магнусом достаточно давно, он рос вместе с нами, поэтому где-то год назад мы обсудили возможность его постоянного участия в группе и решили, что это было бы замечательно. Он постоянный участник группы, но у него здесь в Москве друзья, и только лишь поэтому он сейчас не с нами.

Ваш последний альбом “Black Brick Road” вышел на Noise Records, но сразу после его релиза вы перешли на лейбл Dockyard1. Вам нравилось работать с Noise? И что заставило вас так быстро покинуть столь видный лейбл?

Даниель: Скажем так: помимо фэнов, одной из причин нашего возвращения на сцену был парень, работавший на Noise Records. Он постоянно нас теребил: “Пожалуйста! Пожалуйста, запишите еще один альбом!” Вот мы и записали “Black Brick Road”, но потом на Noise Records что-то случилось. Некоторые люди почему-то больше не захотели работать там и создали собственный лейбл. Понимаете, есть один очень важный момент – если ты подписан на большой лейбл, и никто не работает с твоей группой, в этом нет ничего хорошего. Для нас было действительно важно, чтобы кто-то на лейбле нами занимался, общался с нами, потому что на Black Mark у нас этого никогда не было. Мы были тут, а Black Mark – где-то там, вот и все – никакого общения. Сейчас же мы нашли людей, которые с нами общаются, с которыми мы можем говорить на одном уровне, поэтому уход с Noise был для нас вполне естественным. Но на Dockyard1 у нас пока не вышло еще ни одной записи. Так что нужно подождать и посмотреть, что будет происходить после релиза альбома.

На вчерашнем концерте вы сыграли новую песню “Children Of The Grey”, достаточно тяжелую композицию. Будет ли ваш новый альбом музыкальным продолжением “Black Brick Road”, или же вы вернетесь к стилю, в котором вы играли в 90-х?

Даниель: Трудно сказать, так как мы еще не закончили работу над альбомом. Песня, которую мы сыграли вчера на концерте, еще даже не записана, но все равно мы решили ее сыграть. Что же касается направленности следующего альбома, то я никогда не думаю об этом с математической точки зрения, но в какой-то степени, этот альбом будет продолжением предыдущего, потому что пока мы делаем музыку, мы растем и совершенствуемся. Что же касается его звучания, то не знаю – мы еще особенно над этим не думали.

Йохан: Возможно, на этот раз на нем будет больше гитар.

Даниель: Да, на этот раз все песни делаются в репетиционном зале сразу всей группой. Но у нас есть и другие песни, и они не такие тяжелые.

На новом альбоме будет женский вокал? И когда можно ждать релиза?

Даниель: У нас пока еще нет точных планов, потому что, как я уже сказал, мы еще не закончили работу над альбомом. Это будет ясно в студии – если песне, над которой мы будем на тот момент работать, будет хорошо подходить женский вокал, то почему нет, но мы пока ничего не планировали. Я думаю, запись выйдет в январе-феврале будущего года. Не берусь ничего говорить, поживем – увидим, песни ведь не пекутся как пирожки, нужно, чтобы у тебя было настроение.

А как насчет концертного DVD или какого-нибудь другого, документального видео, например? Вы снимали что-нибудь в России?

Даниель: Конкретных планов пока нет, но мы все больше и больше обсуждаем этот вопрос, да и люди вокруг нас говорят об этом все чаще. В России мы тоже кое-что пишем. Я думаю, когда-нибудь мы сделаем такой DVD, потому что сейчас это делают все группы, да и люди тоже ждут от нас чего-то такого.

Йохан: Возможно, на нем будут наши старые видео-материалы, ранние концерты, снятые еще в 90-х. Во всяком случае, это было бы здорово.

Даниель, как обстоят дела с твоей книгой?

Даниель: Моей книгой? Ой, не очень хорошо! (Дружный смех). Пока она существует только у меня в голове.

А есть ли какие-нибудь планы относительно сольных проектов?

Даниель: Опять же, у нас нет планов этим заниматься, но нет и твердого намерения этого не делать. Было бы странно делать такие прогнозы в плане музыки, потому что это бы значило предугадать, как ты себя будешь чувствовать завтра, чего тебе завтра захочется. “В следующем году я не буду плакать, а через год я только и буду делать, что реветь.” Такого не предугадаешь, нужно просто подождать, пока все произойдет само собой.

На вчерашнем шоу разогревающая вас группа Inside You играла кавер на вашу песню “Sweetwater”. Вам он понравился?

Даниель: Слушать такое было довольно забавно. (Смеется). Но всегда немного странно слышать, как твою песню играет кто-то другой.

А вы следите за развитием шведской металлической сцены? Можете ли вы порекомендовать нам какие-нибудь группы из Швеции?

Даниель: Да не особенно. Конечно же, мы слышим о новых группах, особенно, когда группа достигает определенного успеха, и ее замечают. Но для большинства из нас не так уж и важно слушать определенный вид музыки и вдохновляться на написание какой-то конкретной музыки. Сейчас мы слушаем музыку меньше, чем раньше. Или, возможно, даже не меньше, а просто дело в том, что сейчас мы не садимся специально ее слушать. Она просто нас везде сопровождает и смешивается с окружающим нас миром.

Йохан: Кроме того, спектр музыки, которую мы сейчас слушаем, стал гораздо шире. Когда мы только начинали, мы вообще слушали только металл.

Даниель: Когда тебе 15 лет, ты в восторге от хэви-металлических гитар, и тебе нравятся все песни, где есть такие гитары. Когда тебе 25 лет, ты узнаешь, что на свете есть еще и потрясающие песни в стиле техно, поп, рок – стиль больше не имеет для тебя такого уж значения.

А сейчас, конечно же, вполне очевидный вопрос о названии вашего российско-украинского тура (“Pizdatu Tour”). Кому пришла идея использовать русское ругательство в качестве его названия? Вам нравится ругаться по-русски?

Даниель: Мне кажется, я люблю материться на всех языках! После нашего последнего приезда в Россию мы хотели поблагодарить наших фэнов и запостили у себя на сайте благодарность с использованием этого слова, потому что нам нравится его произносить. (Дружный смех). Но мы ошиблись в его написании – вместо “pizdato” мы написали “pizdatu”, а наш концертный агент подумал, что это стало бы неплохим названием тура.

Выражаем благодарность Евгению Силину и Артему Голеву (Alive Concerts) за приглашение на пресс-конференцию.

Расшифровка и подготовка материала – Роман “Maniac” Патрашов

Фото и перевод с английского – Ксения “Wolfin” Хорина

10 сентября 2006 г.

26 сен 2006