Мелодия и готическое сердце

 

LAKE OF TEARS

"Мелодия и готическое сердце"  /Morbid Noizz N1/96/

На сколько о первом диске "Greater Art" говорилось достаточно скептически и было единственное, то что Lake Of Tears должен создать свой глубокий стиль, настолько о втором диске "Headstones" никто не может утверждать, что это не настоящее делоУже нельзя смотреть на Lake Of Tears, как на группу, множащую чьи-то идеи. Эта группа, которая отлично строит атмосферу воинственной, готической эпохи. Целость выдержана в прекрасных, но в то же время твердых мелодиях.

"Headstones" является для меня диском, который мог бы не заканчиваться, это прелесть битвы, плавно переходящая в красивую победу. Я надеюсь, что многие из вас именно так воспринимают сегодняшний Lake Of Tears, а те, кто еще не имели возможности этого испытать, уверяю, что разочарования не будет. Нижеследующее интервью – это разговор но телефону и несколько часов беседы до и после познаньского концерта, открывающего “Live's But a Dream Tour”. Приглашаю…

MN: Так как Lake Of Tears не так известен в нашей стране как Cemetary или Paradise Lost, то я думаю, что это интервью мы должны начать с самого начала. Кто придумал название группы?

LOT: Что ж. Мы уселись, пересмотрели названия других и выдумали название для себя. Мы хотели, miобы оно отражало нашу музыку – глубокую, печальную, меланхоличную. Так и возникло Lake Of Tears.

MN: После записи одной пленки демо вы подписали контракт с Black Mark. Это большой успех. Как это получилось?

LOT: На нашу долю действительно выпало огромное счастье. Очень тяжело сегодня молодой команде найти солидного производителя. Мы все из Boras, оттуда так же и Ccmetary. Если уж разговор зашел об этой группе, нельзя не вспомнить о Mathias'e Lodmalm'c. Это он подарил нашу демо шефу Black Mark Production и так все это завертелось.

MN: И в последствии Black Mark предложил вам контракт? На сколько это удачное предложение?

LOT: Думаю, что достаточно удачное. Это наш первый крупный контракт. Мы являемся молодой группой, а в такой ситуации нужно зарабатывать себе деньги на развитие. Контракт был подписан на 4 диска и в течении эгого времени мы полностью зависим от Black Mark. Если бы мы захотели его разорвать, то пришлось бы сменить название. Но не об этом речь.

MN: После заключения контракта вы засели в студии, чтобы записать "Greater Art". Вы работали там с Thomas-ом Skogsberg-ом и Mathias-ом из Cemelary. Почему было решено работать с ними в Sunlight?

LOT: Мы очень мало знали о других студиях. Слышали о Sunlight и поэтому записали материал там. Знаешь, когда записываешь материал на первый диск, нужно как-то обратить на себя внимание. Я абсолютно не стыжусь нашей музыки, я ею доволен. Однако люди еще не знают с чем это едят, а когда находят па вкладыше студию Sunlight, то это говорит им о многом. В студии, кроме Thomas-a мы работали также с Mathias-ом. Как я уже упомянул, он наш хороший друг, которого мы попросили помочь. Он очень хорошо разбирается во всех делах в студии, и это нам здорово помогло. Для первого раза, считаю, что получилось неплохо.

MN: Когда первый раз столкнулся с альбомом "Greater Art", ваша музыка мне показалась похожей на Cemetary. Это совпадение или это эффект совместной работы в студии с Mathias- ом?

LOT: Мы играем музыку в одном стиле и оттуда такая схожесть. Однако это не значит, что не чувствуется рука Mathias-a в наших записях.

MN: С другой стороны некоторые, прослушав "Greater Art", начали сравнивать вас с Paradise Lost и даже с Tiamat. Как думаешь, правы ли они и насколько удачно это сравнение?

LOT: Думаю, да. Наш альбом действительно имеет в себе что-то из Paradise Lost и Tiamat. В целом неплохо быть приравненным к таким группам. В самом начале нашей деятельности мы пробовали свои силы в разных стилях, играли быстро, жестко. Это. однако, не приносило нам удовлетворения. Мы раскрылись в,такой музыке, которая несет в себе больше мелодичности. Мы не хотели играть как Paradise Lost или Tiamat. эга музыка просто текла из нас. А сегодня тяжело сочинять что-либо совершенно оригинальное, всегда тебя будут сравнивать с кем- то.

MN: Иногда это хорошо, иногда – нет. Кто-то скажет: звучат как эти или те. а это уже не для меня! Теперь в общем: какая была реакция на '"Greater Art"?

LOT: Вроде не плохая, ведь мы продали около 7000 копий.

MN: Что делалось с Lake Of Tears со времени записи "Greater Art" до последнего входа в студию?

LOT: Мы сосредоточили свое внимание на поиске подходящего звучания, приемлемого для большего количества слушателей, писали новый материал. Сидели все время в Boas и дни совсем не .отличались друг от друга. За это время мы отыграли всего два концерта в нашем родном городе.

MN: После прослушивания нового альбома у меня сложилось впечатление, что с диском "Headstones" вы захотели попасть во внимание более широкого круга почитателей. Я не считаю, что это плохо, но только ли с этой целью был написан альбом?

LOT: "Headstones" это продолжение того, что мы сделали на первом диске, м просто развиваемся. Новый альбом в той форме, в которой он есть – это результат нашего созревания как музыкантов. Мы не записывали материала только ради того, чтобы его слушали большее количество людей. Эта музыка вышла из нас. а если это нравиться многим фанам, то для нас это чистое удовольствие.

MN: В этот раз вы работали в Wavestation Studio с Ulf-ом Petterson-ом. Чем вызвана смена места и продюссера?

LOT: Мы не были полностью довольны студией Sunlight. Хотя вес было вроде O.K.. но мы чувствовали, что мы можем сделать это лучше, только вот где? Шеф Black Mark – Borje предложил нам поработать в Warestation. Он довольно часто сотрудничает с Ulf-ом, если дело касается его групп. Он показал нам несколько дисков, записанных там, и мы решили, что можно попробовать.

MN: Ну и что? Довольны?

LOT: Кончено. Оказалось, что Ulf- это человек похожий на нас. мы понимали друг друга с полуслова и без проблем могли договориться. И конечно парень был в своей тарелке в этой студии. Очень большое значение имел тот факт, что мы проработали там 4 недели, а не 2, как при записи "Greater Art".

MN: Ulf до этого работал уже с металлическими группами, но вы были первыми из числа тех. у кого музыка посильнее. Не тревожило ли вас. что получится что-нибудь не так?

LOT: Мы учитываем то, что он первый раз работал с группой, корнями уходящей в death metal. Однако Borje убедил нас попробовать и заверял, что Ulf знает свое дело. И он действительно знал.

MN: Во сколько обходится сейчас четырехнедельная сессия в такой студии и с таким продюсером?

LOT: Около135 000 SEK. Но эта цена со скидкой, которую имеет там Black Mark. Нормально это стоит намного дороже.

MN: Если бы ты сравнивал музыку на первом и втором диске…

LOT: Без сомнения лучше вокал и звучание всего альбома на "Headstones". Второй диск забрал у нас больше времени и воображения, он более доработан.

MN: Как прореагировали на ваш новый материал друзья и знакомые музыканты. Слышал ли Mathias "Headstones"?

LOT: Я лично не давал ему еще кассеты, но подозреваю, что материал к нему уже попал. Правда, не знаю какова была его реакция. Все, кто слышал "Headstones" утверждали, что он нравиться им больше, нежели первый альбом.

MN: Когда первый раз я столкнулся с группой под названием Lake Of Tears и прочел вашу биографию, составленную и разосланную Black Mark, слегка был удивлен. Вас сравнивали с Black Sabbath. Sisters Of Mercy и Pantera. Честно признаюсь, что не очень подходила мне композиция упомянутых секунду назад групп. Что ты на это…

LOT: He знаю, как так получилось. Они сами написачи биографию, а мы не получили ее для подтверждения. И в таком виде новость пошла по миру. В какой-то мере мы может немного напоминает Black Sabbath. Тексты по силе можно сравнить с Sister Of Mercy и еще легкий готический акцепт, но откуда сравнение с Pantera не имею ни малейшего понятия.

MN: Сейчас вы в Польше, сегодня началось турне "Lives's But A Dream Tour". Вам понравился концерт в Польше?

LOT: Было отлично, нам очень приятно. Люди здесь умеют отлично развлекаться. Когда даем концерт в Швеции, обычно все стоят с поднятыми руками и смотрят, очень редко веселятся. Здесь все по-другому. Никто до этого не просил у нас автографы, а здесь нам пришлось очень много их раздавать. Мы не делаем из себя людей, которые нехотя, и думая о себе не весть что. подписывают фотографии и кассеты. Это было просто забавно и. прежде всего, приятно для нас. Я надеюсь, что все турне пройдет так же удачно, как сегодняшний концерт.

MN: Основной состав группы – это четыре человека. Вы приехали в 1 юлыну с пятым – клавишни-ком. Им является Christian, который некогда играл на гитаре в Ccmelary. Как он попал в Lake Of Tears?

LOT: Может лучше сам Christian об этом расскажет…

СН: Когда я ушел из Cemetary и Lake Of Tears закончили запись последнего альбома, тогда и услышал, что требуется клавишник. который играл бы с ними на концертах. Я – гитарист, и мне не доводилось раньше играть на этом инструменте. Я решил сесть за книжки и научиться. Как видно, мне это удалось.

MN: Почему ты ушел от Mathias'a?

СН: В один момент в Cemetary возникли проблемы между Mathias-ом и остальными участниками группой. Mathias не хотел играть наши идеи, а мы сказали, что не хотим полностью зависеть от него. В связи с тем. что Cemetary это его труппа, мы решили, что лучше всею распрощаться.

MN: это случилось еще перед записью "Black Vanity"…

СН: Да. но уже тогда мы играли на пробах материал, который потом оказался на -том диске. Там даже есть несколько моих идей.

MN: Когда ты оставил Cemetary, это было начало 94 года, что было потом?

СН: Все, кто ушел тогда из Cemetary. решили создать свою труппу, мы хотели играть что-то похожее на Pink Floyd. Очень жать, но у всех были разные идеи, каждый хотел идти в свою сторону, и все полетело к чертям. Что было дальше, ты знаешь.

MN: Что ж. спасибо вам за интервью и потраченное время… Желаю удачи…