Легенды с берегов озера слез

 

Легенды с берегов Озера Слез, или обзор творчества группы "Lake Of Tears"

Группа Lake Of Tears (Озеро Слез) была создана в 1992 году музыкантами двух Death Metal проектов: Carnal Eruption (Daniel, Mikael & Jonas) и Forsaken Grief (Johan). Первая же их демозапись была замечена на лэйбле Black Mark, где затем были выпущены все альбомы группы.

Первым релизом группы Lake Of Tears был альбом "Greater Art", записанный в декабре 1993 / январе 1994 и вышедший в 1994 году. Для своего времени эта работа звучала достаточно свежо и интересно. DOOM тогда играли все, кому не лень, а вот получалось мало у кого. У Lake Of Tears получилось, и весьма неплохо. Музыка совмещала в себе агрессию, тяжесть и мелодизм. Причем мелодичность музыке придавали не используемые к месту и не к месту клавишные и женский вокал (всего этого на "Greater Art" практически не слышно), а партии электрогитар со скупыми вкраплениями акустики. Средний темп композиций и их относительная непродолжительность не утомляли. Плотный и насыщенный звук, большей частью достаточно жесткий, убеждал слушателя в том, что Lake Of Tears играют скорее классический Gothic Doom, а не что-то другое. Лирика "Greater Art", как впрочем и всех последующих альбомов может считаться маленьким шедевром. Описание сказочных лесов и горных ландшафтов соседствует с очень личными песнями о любви и мрачными, почти мистическими, легендами о борьбе добра со злом. Самой запоминающейся композицией на альбоме следует назвать эпическую "Upon The Highest Mountain", достаточно тяжелую и мрачную. (Самим музыкантам она тоже понравилась, но об этом ниже). Особо следует отметить вокал. В отличие от большинства аналогичных "думовых" альбомов того времени, вокалист практически не рычал, и даже иногда пытался петь. Достаточно сильный, грубоватый голос отлично вписывался в музыку. Манера исполнения вокальных партий менялась от песни к песне. Иногда пение переходило в размеренную мрачную речь, иногда слышалось мужское многоголосье. В целом, "Greater Art" является не только самым тяжелым альбомом Lake Of Tears, но и единственной их работой в классических традициях стиля Doom. Но даже в таких, относительно узких рамках они смогли сделать что-то свое, оригинальное.

За "Greater Art" последовал "Headstones", выпущенный весной 1995 года. Заглавная композиция "A Foreign Road" очень напоминала лучшие песни с прошлогоднего альбома. Но последующие "Raven Land" – трогательная баллада с акустической гитарой (с нейлоновыми струнами!), клавишными и почти человеческим вокалом. "Sweet Water", "Headstones" (снова с акустикой, но теперь и с фолковыми элементами) – эти песни способны выжать слезы даже из брусчатки Красной Площади. Однако, попсой эти песни не обозвал бы даже самый проржавевший и волосатый завсегдатай Горбушки. Брутальности и агрессии там было не меньше, чем в самых быстрых и тяжелых композициях с нового альбома – "A Foreign Road" и "Burn, Fire, Burn ". В "Twilight" мне послышались отголоски старых "Black Sabbath". Вершиной альбома являлась двенадцатиминутная композиция "Upon The Highest Mountain Part II) – очень красивое и мелодичное продолжение истории, начало которой Lake Of Tears рассказали годом раньше на "Greater Art". "Headstones" был несомненным шагом вперед по сравнению со своим предшественником. Альбом звучал не менее тяжело и плотно, но композиции стали мелодичнее и разнообразнее. Вокалист перестал стесняться собственного голоса – рычащие и чистые вокальные партии, мистический шепот – это все только украсило музыку на "Headstones". Стало ясно, что группа не боится экспериментировать с новыми музыкальными идеями и чувство стиля им не изменяет.

P.S. Как потом выяснилось, их верность стилю я сглазил. А жаль…

В 1997 году Lake Of Tears произвели на свет свой очередной альбом. Новорожденного назвали "A Crimson Cosmos". Ждал я его с нетерпением и опаской. А вдруг После прослушивания остался один вопрос: "За что?!". Первая же композиция слегка насторожила – вроде бы все тот же "фирменный" Doom, без излишних наворотов, зато достаточно плотный и "живой". На слух ясно, как прибавилось мастерства у музыкантов, вокалист наконец обуздал свои неплохие голосовые данные, но зато появился мажорный пафос, за отсутствие которого мне так нравились предыдущие альбомы. Композиция "When My Sun Comes Down" почти вернула меня к жизни, напомнив атмосферу альбома "Greater Art". Но на этом старый добрый Lake Of Tears кончился. Веселые ритмичные песенки "Devil's Dinner" и "The Four Strings Of Mourning", а также вчистую слизанная с меланхоличных творений Pink Floyd "A Crimson Cosmos", давшая название альбому, окончательно меня убедили, что ранее соленое Озеро Слез постепенно становится пресным. Как знать, может оно скоро и ряской зарастет. Единственным удачным номером альбома я назвал бы песню "Raistlin And The Rose". Атмосфера тревоги и безысходности, создаваемая традиционными для музыкантов инструментами – барабаны, бас, гитары и минимум клавишных, нотки страдания в вокальных партиях – это действительно настоящее Озеро Слез, с глубокими и темными омутами. Интересно, читал ли DANIEL BRENNARE книгу Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэна "Драконы осенних сумерек"? А то содержание его "Raistlin And The Rose" очень напоминает судьбу героя этих авторов – мятущегося мага Рейстлина. Еще бы одну такую композицию, и "A Crimson Cosmos" можно было бы рекомендовать всем поклонникам подобной музыки. Все вышесказанное отнюдь не означает, что Lake Of Tears "опопсели и продались", а альбом "A Crimson Cosmos" – просто коммерческая акция. Любой неординарный коллектив ищет что-то новое. Мне кажется, что музыканты выбрали не самый лучший путь развития, но это личное мнение. Возможно, что такая резкая смена стиля связана с уходом из группы гитариста JONASа ERIKSSONа.

"A Crimson Cosmos" не стоит сравнивать с "Greater Art" или "Headstones". Он не лучше и не хуже своих предшественников, а просто другой.

После альбома Lake Of Tears 1997 года, их следующих работ я ждал без особого энтузиазма, и когда в 1999 году появился их новый альбом "Forever Autumn", купил его скорее по старой памяти, чем для души. Действительно, "Вечная Осень" является стилистическим развитием идей с "Малинового Космоса". Охарактеризовать стиль этого альбома словом Doom язык как-то не поворачивается. От альбомов 1994 и 1995 годов остались изредка встречающиеся тяжелые энергичные риффы ("So Fell Autumn Rain", "Pagan Wish"), да и те разбавлены красивыми партиями клавишных. Остальные композиции очень навязчиво напоминают творчество великих Pink Floyd, чьи бессмертные творения я рецензировать не берусь в силу своего ничтожества перед этими титанами. Кстати, вокалист Lake Of Tears наконец-то вылечился от простуды, которая донимала его с 1994 по 1997 годы. Выяснилось, что его голос слушать вполне даже приятно. В целом, альбом получился достаточно мелодичным (а Вы помните у Pink Floyd немелодичные альбомы?) и с оттенком лиричной грусти. Этому способствуют широко и профессионально используемые синтезаторы и классические струнные инструменты. Я бы хотел особо выделить композицию "The Homecoming" – достаточно красивая и трогательная баллада. Никаких изысков в ней нет, но слушается очень приятно. Несмотря ни на что, альбом "Forever Autumn" мне понравился. Сыграно и спето все очень профессионально, новый стиль Lake Of Tears дает музыкантам возможность шире раскрыть свой незаурядный потенциал, а слушателю – насладиться действительно хорошей музыкой.

..но порой так хочется уронить ностальгическую слезу под "As Daylight Yields" с незабвенного "Greater Art".

Во время выпуска "Forever Autumn" стали поступать сообщения о разногласиях, между музыкантами Lake Of Tears и их лэйблом Black Mark. Сначала затянулся выпуск уже записанного материала, затем музыкантам не понравился дизайн нового альбома. Как сказал Daniel Brennare, у группы есть материал для нового релиза. Это будет компиляция из нескольких ранее неизданных композиций и, возможно, кавер. Планируется, что эта работа будет последней, выпущенной на Black Mark.

P.S. Пока готовился этот материал, пришла печальная новость о распаде группы Lake Of Tears. В связи с этим я могу только высказать свои сожаления, и надеяться, что моя статья будет восприниматься не как некролог, а как отчет о проделанной работе.

Пионтковский Дмитрий