Интервью из журнала DARK CITY #64 (2011)

 

Пытаться определить, какую же конкретно музыку играют шведы LAKE OF TEARS (особенно – классифицировать по отдельности каждый из их альбомов) – это все равно, что пытаться изловить крота. На первый взгляд все просто: плеснул мыльной водички в норку – и хватай слепенького за нос, когда он высунется. Но на практике выясняется, что реальность несколько сложнее. На всем протяжении своей карьеры Lake of Tears постоянно бросали вызов любителям скороспелых суждений и легких путей. Их чаше всего причисляли к готик-металу (в результате чего на концертах LoT можно было порой заметить личностей, разряженных так, словно они явились туда прямиком с вампирской вечеринки или шабаша ведьм), но эти ребята также весьма нередко заглядывали и на волшебные острова психоделического дума, и готик-рока, а также порой прикидывались трэшерами и даже дэтстерами. У каждого альбома имелись свой уникальный почерк и аромат, которые всегда помогали саунду Lake of Tears оставаться свежим и особенным.

И что ж, на своем восьмом по счету альбоме, озаглавленном ‘lllwiil («Больная воля», «Недобрая воля», «Недоброжелательность») шведы продолжают свою любимую игру в загадки и представляют нашему вниманию привычную уже мозаику из элементов самых различных стилей. Но, вместе с тем, пластинка звучит очень целостно и производит благоприятное впечатление. Присутствуют здесь отсылки к Paradise Lost, Cemetary, Charon и Type O’Negative – таким образом,Lake of Tears на сей раз отправляют нас в мелодичную экскурсию по самым темным закоулкам пространства современной металлической сцены. Впрочем, и классической рок-сцены тоже… К слову сказать, беседа с шведским вокалистом стала первым в моей практике интервью, осуществленным посредством Skype. Так что материал вышел в некотором роде знаковый.

- Привет, Даниэль!Как твои дела?

«Все идет достаточно хорошо. А ты как?».

- Я тоже в порядке. Сразу хочу извиниться за свой английский. Пишу я на нем лучше, чем говорю. Но, увы, через лейбл к тебе пробиться не удалось. Да и сроки поджимают, так что просто поговорить, конечно, будет быстрее.

«Ничего,ничего,справимся».

- Итак, первый вопрос. В чем заключается основная идея нового альбома Lake of Tears? Исходя их названия, можно предположить, что пластинка рассказывает о том, как воля человека ломается, как человек теряет последние силы и не может больше сопротивляться…

«Отчасти это так, конечно. Но этот альбом в большей степени о том, как окружающий мир убивает человека, вне зависимости от того, сопротивляется этот человек или нет. На самом-то деле вся лирика, альбома очень личная, и выросла она из моего собственного опыта… которого никому не пожелаешь, если честно. В общем, мне был поставлен один из самых страшных диагнозов – лейкемия, и альбом ‘lllwill’ стал результатом тех размышлений о жизни и смерти, которые посещали меня в тот период. Это такое ощущение… когда чувствуешь себя раздавленным, уничтоженным. Понимаешь, что от тебя на са-мом-то деле не так уж много зависит… Доктор сказал: «Мне жаль вам это говорить, но вы больны лейкемией». Оп-па! Вот это сюрприз. Я что, умираю? Нееееееееет! Вот что я тогда подумал. Дрожь прошла по телу и душе… это довольно сложно передать словами… Сначала страх, потом смирение, потом гнев, отчаяние, ненависть. Представляешь себя завернутым в мешок для трупов, выброшенным на помойку, никому нахрен не нужным… «Ненавижу вас всех! Просто хочу кричать от отчаяния как можно громче!». Вот такие примерно ощущения. Почти весь альбом об этом, но в наибольшей степени – песня «The Hating». В общем, ‘lllwiH’ можно назвать концептуальным альбомом, но это не будет некоей фантастической концепцией, которая основана на какой-нибудь популярной книге вроде «Властелина Колец». Мне удалось вылечиться, но осадок, как говорится, остался. Именно он и лег в основу этой пластинки».

- Уфф, ну и история… Наверное, поэтому и музыкальная составляющая этого альбома выглядит мрачнее, глубже и острее, нежели любая из ваших предыдущих работ?

«По большей части да. Мы решили, что к такому материалу нужна соответствующая по силе воздействия музыка, и устремили свои взоры в ноосферу. Высшие силы подсказали, что лучше всего будет оформить альбом в традициях восьмидесятых годов. Так на ‘lllwill’ появились элементы панка-рока, старого готик-рока и классического трэша. Мы вспомнили, с чего начинались наши первые шаги в музыке – еще не как исполнителей, а как слушателей. Естественно, мы слушали много метала, рока, трэша, ну и панка в том числе. Да и с чего бы говорить об этом в прошедшем времени, ведь вся эта музыка и по сей день нам очень близка и дорога. Когда мы собираемся на репетицию, то во время перекуров слушаем кое-что из панк-рока, а также блэк-метала и трэша. Естественным образом это отражается и на той музыке, которую мы сами записываем. Ну и, конечно же, то, что случилось со мной, не могло не наложить отпечатка на музыку этого альбома. Ведь, согласись, было бы нелепо оформлять историю о том, как человек умирает, ка-кими-нибудь бравурными маршами или танцевальным роком. Мы постарались сделать все так, чтобы альбом с самого начала задавал нужное настроение. Песня «Floating in Darkness» – это нечто в духе маниакально-депрессивного психоза, в стиле «убей их всех». В музыкальном плане эта песня представляет собой синтез панка и трэша. А текст рассказывает о человеке, в душе которого много лет накапливались напряжение, печаль и ненависть – и вот он почувствовал, что настало время освободить все это и отыграться на всем мире в целом, но, разумеется, на некоторых гребаных ублюдках в особенности. Хватит сидеть, бессильно созерцая несовершенство мира, настало время действовать! Думаю, это самая «фантастическая» песня, которую можно найти на этом альбоме».

- На обложке ‘lllwill’ изображен повешенный человек. В колоде Таро карта «Повешенный» является одним из наиболее важных символов. Она может иметь множество значений, включая такие, как «быть принесенным в жертву» (или «совершать самозаклание»), «терпеть», «быть как все» или «сдаваться». Обложка альбома как-нибудь перекликается с этой картой Таро. и если да, то какое из ее значений ближе к вашей концепции?

«Ну, я не стану утверждать, что являюсь большим знатоком арканов Таро. Нет, мы не думали о таких параллелях, но этот альбом в любом случае не о том, чтобы «сдаваться». Как я уже говорил, он, в первую очередь, рассказывает о том, как мир убивает человека. То есть, ты можешь быть каким угодно сильным, умным, хитрым, продвинутым и тому подобное – но какая-нибудь шмакозябра все равно придет и подвесит тебя за шкирку. Ну а из перечисленных тобой понятий ближе всего, наверное, будет «терпение» – ведь в той ситуации, в которой я оказался, оно, пожалуй, было самым важным и необходимым качеством. Это мои размышления о неприятностях, с которыми я столкнулся, и о несправедливости мира, который меня окружает. Мысли, которые посещали меня, когда я проходил курс лечения от лейкемии – лежа в горячке и смятении, в течение долгих недель… В изолированной от внешнего мира маленькой больничной палате, где единственной моей компанией были медленно тикающие часы на стене. Каждая секунда казалась мне вечностью. Будто маятник тех самых часов, я кидался из крайности в крайность, разрываясь между надеждой и отчаянием, между жизнью и смертью. Наиболее полно эти переживания выражены в заглавной песне альбома. Великолепная получилась вещь, я думаю, она на долгие годы войдет в нашу концертную программу».

- А кто нарисовал обложку?

«Бьорн Густавссон. Мы с ним не в первый раз уже работаем. Он делал обложку для ‘Black Brick Road’ и еще наш официальный сайт администрирует».

- Как проходила студийная сессия?

«Да как обычно, в принципе. Мы собрались на Studio-Mega, потрепались за жизнь, послушали музыку, поиграли музыку. Ну и расслабились, немножко выпили, конечно. С нами работал продюсер Йохан Орнборг, но основную часть работы по производству альбома мы выполнили самостоятельно. Мы в большинстве случаев так поступаем, а уже потом продюсер вносит последние штрихи».

- Я тут посмотрел клип на песню «lllwill». О чем он рассказывает? Что это за мужик с ружьем там бегает, почему он убивает людей?

«Ну, это на самом деле не имеет отношения к нашей группе, поскольку сценарий создавался не нами, и эти сцены снимались без нашего участия. Мы, конечно, появляемся в кадре, но не принимаем участия в истории, которую захотел рассказать режиссер. Эти кадры взяты из шведского фильма «Охотник», но мы в этом фильме не заняты. Режиссер картины связался с нами и предложил предоставить одну из наших песен для саундтрека. Таким образом, клип на ‘lllwill’ – это просто саундтрек к «Охотнику». А фильм рассказывает про парня, которого наняло правительство, чтобы он занимался отстрелом бомжей. Вообще, конечно, эти кадры некоторым образом пересекаются с генеральной линией альбома, но в наибольшей степени – с песней «Floating in Darkness», а не с «lllwill»".

- Ты занимаешься эндорсингом каких-либо инструментов?

«Да. Я на этом пристального внимания не акцентирую, но действительно лучше работать с инструментом, который, что называется, «заточен» специально под тебя. Последние несколько лет я пользуюсь гитарами Fernandes. Это японская компания, которая начала свою деятельность еще в конце шестидесятых. Сначала они были просто японским представительством Fender, но после перешли к выпуску собственных оригинальных моделей. На гитарах производства Fernandes играют также Ван Хален, Эдж из U2, Роберт Фрипп из King Crimson, Кирк Хэммет из Metallica… Много кто».

- Кстати, насчет Metallica. Еще после выхода альбома ‘The Neonai’ многие металхеды (в России, по крайней мере) начали сравнивать тебя с их вокалистом Джеймсом Хетфилдом. А когда был выпущен ‘Black Brick Road’, таких разговоров стало еще больше. Как ты относишься к таким сравнениям?

«Думаю, скорее, нейтрально. Мне и раньше попадались некоторые отзывы, в которых говорилось, что я пою похоже на Хетфилда, но чтобы прямо в массовом масштабе… Не скажу, что я прямо аж тащусь от таких высказываний, но… наверное, когда тебя сравнивают с Хетфилдом – это, скорее, хорошо, чем плохо, ха-ха!».

- У песни «Behind the Green Door» довольно пикантное происхождение…

«Ну да, так назывался один классический порнофильм. Достаточно расслабляющая песенка получилась, на мой взгляд. Дождливая ночь, мягкая кровать… «Я трогаю ее, она трогает меня, и так всю ночь напролет». Стало быть, можно поддаться чувствам и начать исследовать «внутренний мир» друг друга. Единственная проблема заключается в том, что когда ты просыпаешься утром с блаженной улыбкой на устах, то понимаешь, что все это был лишь сон, чертов сон… Для этой песни мне нужен был саунд как у Sisters of Mercy и The Cult. Мы еще хотели снять девочек, чтобы они делали нам минет во время записи «Behind the Green Door». Так она получилась бы естественнее. Но времени на это не хватило, и вместо интересных сексуальных упражнений нам пришлось заниматься скучным сведением в студии».

- Ты работаешь в сфере высоких технологий, в том числе занимаешься программированием. А применяешь ли ты свои навыки в программировании и математике, когда занимаешься созданием музыки?

«Ох, не знаю даже, как и ответить на этот вопрос. Вообще, ментальную природу творчества довольно трудно объяснить. Это может быть как очень легко, когда что-нибудь «этакое» само к тебе приходит – но также и очень трудно, когда ничего не приходит, даже когда ты зовешь: «Эй! Эй!». Но когда, в конце концов, в нужное время и в нужном месте к тебе приходят нужные идеи, все уже идет как по маслу. Песня может начать рождаться из гитарного рифа, сыгранного в репетиционном зале. Или с клавишной партии, сыгранной на клавиатуре моего компьютера. Или с поэтической фразы, прозвучавшей у меня в голове. Если мне нужно дать доскональное описание творческого процесса, я сказал бы так: это крошечный шаг, сделанный твоим телом в результате длительного внутреннего напряжения, которому подвергается твоя душа. Думаю, что логические процессы, которые я применяю, когда работаю как программист, все же находят отражение и в моих творческих делах, которыми я занимаюсь, как музыкант. В конце концов, музыка – точная наука. Кто-то может сочинять и наигрывать музыку, не зная нот, но это не отменяет их существования, и наш самоучка все равно будет применять их в нужной последовательности, пускай он и не сможет объяснить, как это у него получается. Так что, да, музыка и впрямь сродни математике, и я, весьма вероятно, применяю в процессе создания музыки те же логические цепочки, на которых строится работа программиста. Но, поскольку и из того, и из другого состоит моя жизнь, то я, скорее всего, просто не замечаю этого, не фокусируюсь на этом».

- Ты уже поведал подробно, о чем рассказывают некоторые песни альбома. А что насчет остальных?

«Давай попробуем. Так. Песню «U.N.S.A.N.E.» мы изначально собирались назвать «We Are Satan’s People». Это, в принципе, довольно легкая и прямолинейная металлическая песня в духе WASP. Что может быть лучше, чем написать песню о похоти, жажде страсти, потребности освободиться и сбросить оковы, и трахаться как животное, как зверь. Если ты знаешь, что нуждаешься в этом – то ненормально держать это в себе.

«House of the Setting Sun»… «Солнце и так уже давно закатилось для этого дома, так что это даже и неплохо, что все, наконец, закончится. Несмотря на то, что этой ночью мне трудно даже встать, я чувствую себя так, будто меня пружиной выбрасывает из кровати. Мои внутренности разрывает от боли, но я не всплакну ни разу – нет, черт возьми, вы этого не дождетесь!». Это по-настоящему красивая песня в духе Pink Floyd, от нее становится грустно, но в то же время она успокаивает. Эта песня – как некий нравственный ориентир, на котором следует сфокусироваться, чтобы пережить некоторые трудные ситуации.

«Parasites» – самая первая песня, которую мы сочинили для этого альбома. Мы тогда крепко напились, слушая панк-рок… Эта песня рассказывает историю нашей ненависти к людям, которые веками на нас паразитируют. Вы знаете, кто вы есть, ублюдки, настало время расплаты! Тут очень подошла бы фраза, которую как-то обронил кто-то из Darkthrone: «Вы называете ваш метал черным? Нет, на самом деле он – пластмассовый, корявый и дохлый». Если норвежцы могут это сделать, то значит, можем и мы. Ненависть универсальна. Мне нравится, что мы использовали в этой песне цитату из Overkill: «Ты ссышь мне в ухо и говоришь, что идет дождь». В этих словах так много…

«Out of Control» – наша версия следующей ситуации: «Доктор, вылечите меня, пожалуйста, я больше не могу выдерживать это дерьмо!». Дайте нам побольше выпивки, чтоб излечить наши раны, и оставьте нас в покое, чтобы мы могли все это выпить! Чем больше пьем, тем веселее мы становимся, и в конце концов как заорем все вместе дружно: «Охо-хо-хо-хо!». Работая над этой песней, мы ориентировались на такие группы, как Exploited, Samhain и Charged GBH. Так что в итоге, конечно, получилась настоящая панк-песня!

«Taste of Hell». Моя жизнь – ад. Но я ведь не хотел прожить ее как-то по-другому, или нет? Когда мы только-только написали эту песню, у нее был довольно сильный оттенок Bathory. Спустя какое-то время характер песни изменился, и она стала звучать больше в духе хардкор-панк-группы Tragedy, ну и трэшевые нотки в ней появились. Это, кстати, самая нелюбимая моя песня на альбоме ‘lllwill’. Мне кажется, ее следовало подольше подержать в закромах, чтобы она по-настоящему «созрела». Но это мое личное мнение, и я знаю, что остальным ребятам она как раз очень нравится. Фредрику очень хорошо удалось изобразить стиль Тома Арайи на бэк-вокале в припеве.

Ну и «Midnight Madness»… Один из главных эмоциональных оттенков большинства песен этого альбома -фрустрация, подавленность. И в «Midnight Madness» этого ощущения содержится намного больше, чем во всех остальных. Я просто хочу кричать. Я схожу с ума. Я не хочу находиться здесь, в этой больничной палате. Не хочу слышать, как все эти люди постоянно кашляют. Они же все умирают! Их кожа такая бледная, что уже почти синяя! А я слишком молод, чтобы умирать. Черт, я не хочу умирать! Только не в этом месте! Когда угодно, как угодно, но не так и не сейчас! В этой песне много влияния Burzum с легкой примесью Darkthrone, Я по-настоящему люблю эту песню, она словно бы является частью меня… да так оно и есть. Помню, как мы играли ее в самый первый раз. Йохан тогда добарабанил до первого припева, после чего ему пришлось взять перекур на полчаса и попить пивка. Проблема в том, что Йохан не работал с двойной бас-бочкой много лет, а песня быстрая… «Снова полночь. А я не сплю как следует уже несколько недель. Только это вечное безумное царство горя и тумана… Но, кажется, в мозгу прояснилось настолько, чтобы понять: скоро они войдут в мою палату и привезут инструменты на каталке (ненавижу ее чертов скрип!) и вонзят в меня свои иглы… ненавижу иглы! О, черт, новый приступ лихорадки приближается! Меня ломает, мне больно! Черт… Погодите-ка… Вроде как, уже и не больно. Эй, а что это за свет там, наверху?!».

- Ну, вот на этой трагикомичной ноте мы вполне могли бы и закончить. Но у меня есть еще несколько вопросов. Как продвигаются дела с твоей книгой? Что именно ты пишешь?

«Ну, сказать по правде, не очень-то они продвигаются. Я уже много лет пытаюсь довести это дело до конца. Но трудно бывает поймать вдохновение, обеспечить себе нужный настрой. Чтобы написать книгу, человеку нужна большая усидчивость и много свободного времени. И если, допустим, сам я могу дать себе пинка и заставить взяться за книгу, то лишнее время мне никто не подарит. А вообще, это книга в жанре фэнтези. Когда я только начинал писать ее, то думал, что это будет сказка для маленьких детей, но после пришел к выводу, что получается не совсем так, как я задумывал. Так что сейчас это, скорее, произведение для детей и юношества».

- Почему из группы ушел замечательный гитарист Магнус Сальгрен, и где он сейчас?

«Думаю, прямо сейчас он находится дома, ужинает и смотрит телевизор вместе со своей семьей. Как и многим другим музыкантам, Магнусу пришлось в один прекрасный день сделать выбор между музыкой и спокойной жизнью. Он честно всех об этом предупредил, так что его уход из группы стал нашим обоюдным соглашением. Мы остаемся друзьями и, надеюсь, когда-нибудь нам еще удастся сделать вместе какую-нибудь музыку – ведь Сальгрен действительно замечательный гитарист, и я порой скучаю по его игре. Дела у него идут неплохо – Магнус имеет степень доктора лингвистики и работает в Шведском Институте Вычислительных Наук».

- Вы оказываете поддержку новым группам? Помогаете молодым талантам пробиться на большую сцену?

«Ну, по мере своих возможностей. Разумеется, если мы узнаем о новой группе, которая действительно заслуживает внимания, то донесем информацию о ней до широкого круга наших знакомых, в число которых входят продюсеры, ребята с лейблов, владельцы студий и режиссеры видеоклипов. Но так, чтобы мы целенаправленно выслеживали такие группы – такого нет».

- А в России что-нибудь дельное довелось услышать?

«Хм, сложный вопрос. Конечно, много слышишь, когда приезжаешь к вам… И что-то, бывает, нравится. Но не припомню, чтобы что-нибудь зацепило меня настолько, чтобы хотелось включать это снова и снова. Хотя… есть, все-таки, одна российская группа, которая мне особенно понравилась. Она называется Mordor».

- Кстати, какие впечатления от российского тура, который вы отыграли несколько месяцев назад?

«Как всегда, самые наилучшие. Нам действительно очень нравится приезжать в Россию снова и снова, несмотря даже на некоторые неприятности, которые порой здесь случаются. Впрочем, а где их не случается? Разве что в собственном дворе. Мы всегда очень довольны реакцией фанатов и тем, как организованы наши выступления. Да и водка в России чудо как хороша».

- Ну а теперь – что-нибудь, чего я не спросил, но ты хотел бы рассказать…

«Эх… об этом часто спрашивают, но я никогда не могу ничего придумать».

- Что пожелаешь нашим читателям и всем своим российским фэнам?

«Конечно, железного здоровья и стойкости. И терпения до нашего следующего приезда. Дадим жару, когда вернемся. Всем – и фэнам – и журналу DarkCity – огромное спасибо за поддержку. Держите хвост пистолетом!».

Антон ВИЛЬГОЦКИЙ