JONAS ERIKSSON – «Мы были громче всех в городе…»

 

В канун 20-ти летнего юбилея альбома «Headstones» мы решили побеседовать о временах становления LAKE OF TEARS и периоде записи альбомов, ставших классикой, с участником оригинального состава группы, экс-гитаристом – Йонасом Эрикссоном (Jonas Eriksson).

– Ты, Daniel и Mikael играли в группе CARNAL ERUPTION. Какая-либо информация об этом проекте отсутствует. Расскажи, пожалуйста, в каком стиле был выдержан материал, который вы играли? 

– Ну, там особенно не о чем рассказывать, разве что, может быть, от этого проекта зародился LAKE OF TEARS, а некоторые из нас впервые взяли в руки инструменты. И то, что из этого получилось, и определило наше звучание на тот момент :) Я имею в виду, иногда наши друзья приходили и настраивали нам звук, и все такое. Но я хочу сказать, что с самого начала это было похоже на ранний LAKE OF TEARS, только может быть чуть темнее и тяжелее. И это было очень громко. Громче всех в городе.

– Вообще, в начале 90-х в Буросе была сильная метал-тусовка?

– Да, это были очень хорошие времена. Я думаю, это частично помогло нам подняться и развиваться. Были death metal группы типа CEMETARY, EVOCATION, BESEECH, и игравшие heavy metal CRYSTAL EYES. 

Кстати, EVOCATION и CRYSTAL EYES до сих пор очень сильные группы.

– Были ли использованы музыкальные наработки CARNAL ERUPTION позднее в LAKE OF TEARS? 

– Честно говоря, я не могу сказать. Может быть некоторые рифы, или что-то в этом роде.

– Альбом «Greater Art» был записан всего за две недели. Для дебютного диска он совсем неплохо продавался, но вы практически не давали концертов. 

– Мне кажется, у нас было несколько концертов в Швеции. Все произошло очень быстро – с момента как мы начали играть, до записи первого демо прошло около 9 месяцев. И внезапно мы заключили контракт с Black Mark.

– В буклете «Greater Art» указано, что все гитары к альбому записал Daniel. Ты не принимал участие в студийной работе?

– В тот момент я работал, и у меня совсем не было свободного времени.

Читать далее